Золотой треугольник наркобизнес южная америка

Опиумный король «Золотого треугольника». Наркобизнес и борьба за шанскую независимость

Название «Золотой треугольник» получило большую популярность в мировой прессе во второй половине ХХ века. Так назвали далекий и труднодоступный район на стыке границ Бирмы, Лаоса и Таиланда. Именно здесь до относительно недавнего времени выращивали большую часть опийного мака и, следовательно, этот регион играл ключевую роль в мировой наркоторговле. Особенно роль «Золотого треугольника» возросла в связи с войной, которую вели в Индокитае США и их союзники. Сегодня уже почти никто не берется опровергать важное участие американских спецслужб в экспорте наркотиков из Индокитая. В «Золотом треугольнике» наркобизнес превратился в главный источник доходов самых разных категорий населения — от коррумпированных генералов и чиновников, полевых командиров всевозможных повстанческих армий и криминальных авторитетов до рядовых крестьян, выращивающих опийный мак.

Один из ключевых районов «Золотого треугольника» — Шанские горы, расположенные в Мьянме (Бирме), на границе с Таиландом. Крупнейшей народностью, проживающей в Шанских горах, являются шаны. Они говорят на одном из тайских языков и в лингвистическом отношении ближе к тайцам, чем к бирманцам. Шаны — достаточно многочисленный народ. Их численность — примерно 4-6 млн. человек, проживающих в Мьянме, а также в Китае, Таиланде и Лаосе. В Мьянме (Бирме), задумывавшейся как союз нескольких автономных государств национальных меньшинств (Бирманский Союз — прежнее название страны), существует Шанский национальный округ, в котором шаны составляют большинство населения.

Пришедшие с севера на территорию Бирмы, шаны в Средние века создали здесь несколько феодальных княжеств. Когда Бирму колонизировали англичане, они поступили весьма разумно и оставили шанам внутреннее самоуправление, сохранив 33 феодальных княжества под управлением «саофа» — князей. В 1922 году земли, где проживали шаны и другой местный народ — ва, — объединились в Шанскую федерацию, которая затем вошла в состав Бирмы. Будучи одним из наиболее многочисленных и активных народов Бирмы, шаны всегда требовали для себя большей автономии. Шанская аристократия при создании бирманского государства добилась юридического права через десять лет выйти из состава Бирмы и создать независимое государство Шан. Впрочем, среди широких масс шанского населения такая позиция поддержки не встретила, что вызвало брожение и в самой области Шан. Лидеры шанских сепаратистских организаций, активизировавшихся после провозглашения независимости Бирмы, считали, что Шан вполне имеет право на независимость, так как до британской колонизации княжества шанов были суверенными государствами. Именно этот пункт — признание независимости Шана — и лег в основу идеологии многочисленных сепаратистских группировок, действующих в штате (национальном округе) Шан с конца 1940-х годов.

В 1952 г. центральные власти Бирмы приняли закон о создании в области Шан временной военной администрации, после чего в регион вошли части бирманских войск. Против них выступили отряды местных шанских князей, а также формирования многочисленных нешанских народов, живших в Шанских горах — палаунгов, ва, кокан. На помощь сепаратистским повстанческим группировкам пришли соединения китайского Гоминьдана, которые после победы в Китае коммунистов были вытеснены из Китая в Бирму и сосредоточили свое внимание на контроле за производством и продажей опия-сырца. Шанских феодалов и гоминьдановцев поддерживали американские спецслужбы, которые видели в них противовес расширению китайского и советского влияния в Юго-Восточной Азии. Появились шанские армии, сражающиеся с оружием в руках против правительственных войск Бирмы.

Но если большинство таких группировок и их лидеров известны только профессиональным историкам — специалистам по истории Бирмы, то имя Кхун Са в свое время прогремело на весь мир. Его называли едва ли не главным наркобароном планеты, сообщали о наличии у него личной армии, защищающей опиумные интересы этого неординарного человека. На самом деле, влияние Кхун Са, конечно же, сильно преувеличивалось. Он контролировал только часть «Золотого треугольника» и постоянно конкурировал с другими, не менее активными, повстанческими формированиями.

На самом деле, самый известный в мире борец за независимость Шана был только наполовину шаном по происхождению. При рождении будущего полевого командира и наркобарона назвали Чжан Шифу, что не удивительно — ведь его отец был китайцем, и только мать — шанкой. Но затем мать Чжан Шифу вышла вторым браком за шанского князя. После этого мальчика переименовали шанским именем Кхун Са, что в переводе означает «Процветающий». Как показала дальнейшая жизнь этого человека, такое имя вполне ему подходило. Судьба к Кхун Са была благосклонна. Для наркобарона и полевого командира, бывавшего в самых разных «передрягах», Кхун Са прожил долгую жизнь — 74 года. Он родился 17 февраля 1933 года и умер 26 октября 2007 года в своей постели — от диабета.

В молодости Кхун Са примкнул к одному из отошедших в Бирму отрядов Гоминьдана, но затем решил сформировать собственную армию. Однако в 1963 году тридцатилетний командующий пошел на сделку с центральными властями Бирмы и превратил свою армию в народную милицию «Ка Кве Йе», которая получила от правительственных войск оружие и деньги на борьбу с другими шанскими вооруженными формированиями. Но сотрудничество Кхун Са с властями Бирмы было непродолжительным. Судя по всему, молодой шанский лидер попросту решил кинуть своих патронов из Рангуна.

Кхун Са взял под контроль ряд районов в области Шан, где традиционно выращивали опийный мак. Шаны назвали опиум «черное лекарство», в выращивании опийного мака была задействована значительная часть шанских крестьян. Но именно Кхун Са превратил выращивание опийного мака в главный источник доходов шанского освободительного движения.

Главными конкурентами Кхун Са были его вчерашние сослуживцы по гоминьдановской дивизии. В 1967 г. противоречия Кхун Са с командованием гоминьдановцев вылились в открытый вооруженный конфликт, вошедший в историю как «Опиумная война в Индокитае». Сначала Кхун Са решил пересмотреть свои отношения с подпольными героиновыми заводами в Таиланде, после чего гоминьдановцы перекрыли дороги и попытались воспрепятствовать действиям подручных Кхун Са. Тогда шанский лидер решил вывезти опий-сырец в Лаос, где также существовали подпольные героиновые заводы. Это и стало причиной трехстороннего столкновения между отрядами Кхун Са, бойцами Гоминьдана и лаосскими войсками под командованием генерала Раттикона.

Во время боев шанские войска Кхун Са потерпели серьезное поражение. Этим воспользовались власти Бирмы, которые в 1969 году арестовали шанского командующего. В заключении Кхун Са находился до 1973 года, пока его соратники не захватили заложников, которые были обменяны на наркобарона. Несмотря на то, что почти четыре года Кхун Са пришлось провести под арестом, он быстро вернулся в «большой наркобизнес» и стремительно восстановил свои позиции. Кхун Са создал Объединенную армию Государства Шан и обосновался на севере Таиланда, где продолжил контроль над выращиванием и экспортом опия-сырца. Заодно Кхун Са подчеркивал свою приверженность идее национального освобождения области Шан и ставил главной задачей подчиненной ему армии борьбу против бирманских правительственных войск — за национальное освобождение.

В 1985 году подконтрольная Кхун Са Шанская объединенная армия вступила в альянс с Революционным советом Таи, которым руководил Мон Хэнг — еще один полевой командир, имевший свои интересы в наркобизнесе. Так была создана новая военно-политическая организация — Армия Мон-Тай. Под контролем этой силы оказались обширные районы на стыке границ Бирмы и Таиланда. Армия Мон-Тай превратилась в самую сильную вооруженную организацию в «Золотом Треугольнике». Периодически бойцы Кхун Са воевали не только с бирманскими правительственными войсками и конкурентами из других повстанческих группировок, но и с войсками Таиланда, который пытался прекратить массовое производство наркотиков на своей территории. В конце концов, таиландским правительственным войскам удалось вытеснить людей Кхун Са с территории страны и уничтожить значительную часть плантаций опийного мака. Одновременно реализовывалась программа по переориентации крестьянских хозяйств Северного Таиланда на выращивание чая и каучука вместо опийного мака. Надо сказать, что определенный результат она действительно дала и масштабы производства наркотиков в стране значительно снизились. Кхун Са сосредоточил свою деятельность на территории более слабой Бирмы. К началу 1990-х годов численность Армии Мон-Тай достигла 20 000 бойцов.

Как и положено, в армии были введены военная форма, воинские звания. В 1993-1995 гг. Армия Мон-Тай вела постоянные бои с бирманскими правительственными войсками, а до 1996 года — и с Объединенной Армией Государства Ва, которая была главным конкурентом Армии Мон-Тай за влияние в регионе и контроль за наркобизнесом. Но одновременно в Армии Мон-Тай нарастали и внутренние противоречия. Средний и младший командный состав, представленный шанскими офицерами, был очень недоволен деятельностью китайской верхушки Армии Мон-Тай. Дело в том, что солдат и младших офицеров Кхун Са привлекал в свою армию, опираясь на шанский национализм. Но в действительности все националистические лозунги Кхун Са и его соратников оборачивались сплошной демагогией — руководители Армии Мон-Тай в большей степени интересовались торговлей наркотиками, превратившей их в миллионеров, чем созданием независимого шанского государства. Ослабление Армии Мон-Тай в результате временных противоречий привело к тому, что обширные районы вблизи бирманско-таиландской границы оказались под контролем Объединенной Армии Государства Ва. 7 июля 1995 г. свыше 8000 солдат и офицеров Армии Мон-Тай под командованием полковника Йод Кана отступили в селение Хсипау, которое превратилось в центр оппозиционной фракции шанских сепаратистов. Так появилась Шанская национальная армия, которая выразила желание провести с командованием правительственных войск Бирмы переговоры о прекращении огня.

Оппозиционеры обвинили Кхун Са в том, что все доходы от торговли наркотиками шли только ему и его ближайшему окружению, а рядовые шаны практически ничего от этого не получали, но их селения становились объектами нападений правительственных войск. Примечательно, что в свое время Кхун Са даже предлагал американскому правительству выкупить у него весь имеющийся опиум. Разумеется, руководство США не стало соглашаться с этим предложением шанского магната.

Тем временем, Кхун Са вышел на связь с бирманскими спецслужбами и «выторговал» для себя выгодные условия. Он прекращал вооруженную борьбу, а взамен бирманские власти гарантировали ему иммунитет от уголовного преследования. Вскоре люди Кхун Са сложили оружие. Сам Кхун Са не только был прощен бирманскими властями, но и получил возможность жить в столице Мьянмы Янгоне, где провел последнее десятилетие своей жизни в роскошном особняке.

В отличие от Кхун Са, более радикальные шанские националисты, создавшие несколько новых повстанческих группировок, продолжали вооруженную борьбу за создание независимого шанского государства. Одной из наиболее мощных повстанческих армий стала Шанская государственная армия — Юг, которой командовал полковник Йод Серк (на фото). К ней присоединились около 15 тысяч человек, в основном — шанских крестьян из горных деревень, которые больше всего пострадали от карательных операций бирманских правительственных войск. Кроме того, в Шанских горах были сформированы Шанская государственная армия — Север, Шанская национальная армия, Восточная армия Шан. Однако затем Восточная армия Шан и Шанская государственная армия — Север подписали перемирие с центральными властями Мьянмы. Вооруженное сопротивление оказывали только Шанская государственная армия — Юг и Национальная армия Шанского государства. Решающий удар по их позициям правительственные войска нанесли только весной 2005 года, заручившись поддержкой давних оппонентов шанов — Объединенной армии Государства Ва. В Мьянме прошли репрессии против шанских политических деятелей. Одновременно правительственные войска и вооруженные формирования Государства Ва атаковали позиции шанских повстанцев.

В конце концов, 21 мая 2005 г. командующий Шанской государственной армии — Юг полковник Йод Серк, позже произведший сам себя в генерал-лейтенанты, и командующий Национальной армии Шанского государства Сай Йи провели совместную пресс-конференцию, на которой объявили о воссоединении подконтрольных им вооруженных формирований для дальнейшей борьбы за создание независимого шанского государства. Судя по всему, объединение сил осталось для шанских националистов единственным возможным вариантом сохранения своих позиций в Шанских горах. В конце 2008 г. был сформирован Государственный конгресс Шан под руководством Йод Серка. В его состав вошли не только шанские вооруженные организации, но и военно-политические организации национальных меньшинств Шана — Демократический союз лаху (лаху — тибето-бирманская народность в округе Шан), Национально-освободительная организация па-о, Национальная организация Ва, Координационный комитет Таи, Совет по восстановлению Государства Шан. Столицей непризнанного Государства Шан сейчас является Лои Тайленг, где находится штаб-квартира Шанской государственной армии — Юг.

Сейчас шанские националисты заявляют, что наркоторговля осталась в прошлом. Но, на самом деле, в области Шан просто нет иного источника доходов, кроме выращивания и экспорта опийного мака. Это прекрасно понимают и сами лидеры шанских националистов. Но они связывают проблему наркобизнеса в регионе не столько со своими действиями, сколько с политикой правительства Мьянмы.

Топ-7 самых смертоносных наркокартелей Мексики

Число жертв поражает не меньше, чем вид тел убитых людей, свисающих с путепроводов шоссе. Согласно данным «BBC News» за период между 2006 и 2012 годом, в Мексике погибло более 77 000 человек из-за насилия, связанного с наркотиками. В статье, опубликованной изданием «Stanford Review» и озаглавленной: «Надвигающийся Шторм: Мексиканские Наркокартели и Насилие на Нашей Границе» (A Brewing Storm: Mexican Drug Cartels and the Growing Violence on Our Border) указывается, что, согласно статистическим данным, количество убийств, связанных с наркотиками, выросло на 300 процентов в период с 2007 по 2008 год. Мексиканские наркокартели ужасны и используют любые средства для достижения своих целей, от обезглавливания и пыток, до торговли людьми и массовых убийств. Враждующие картели воюют за контроль над территорией и над маршрутами поставок наркотиков. Преданности меняются, люди дают взятки, бывшие противники заключают союзы, чтобы сражаться с новыми группами и ведут войну друг с другом.

Бывший президент Мексики, Фелипе Кальдерон (Felipe Calderon), объявил наркотикам и наркокартелям войну в стиле Рейгана, поручив армии захватить главарей наркокартелей. Нынешний президент Мексики, Энрике Пенья Ньето (Enrique Pena Nieto), применяет другой подход, борясь с насилием на местном уровне. Ньето также сообщил, что местные и государственные власти больше не будут работать напрямую с ФБР и Управлением по борьбе с наркотиками, когда дело доходит до раскрытия секретных данных. Коррупция уже давно является проблемой в сфере мексиканского законодательства и военных, что ещё больше осложняет политику страны по прекращению насилия картелей. Одно можно сказать с уверенностью: пока не пропадёт спрос на наркотики, картели будут сражаться за контроль поставок. Ниже представлены семь самых смертоносных наркокартелей Мексики:

7. Тихуанский картель (Tijuana Cartel)

В 1990-х и начале 2000-х Тихуанский картель, которым управляли братья Арельяно Феликс (Arellano Felix), был одной из самых больших и самых грозных групп в Мексике. На пике своего могущества картель проник в мексиканские правоохранительные органы и судебную систему. Он контролировал транспортировку и распределение многотонных партий кокаина, героина, марихуаны и метамфетамина. Картель обладал дурной славой за чрезмерное насилие. В 1998 году Рамон Арельяно (Ramon Arellano) заказал нападение, в ходе которого погибли 18 человек в Байе (Baja), штат Калифорния. Тем не менее, начиная с 2006 года картель Синалоа (Sinaloa Cartel) забрал под свой контроль большую часть территории, которая когда-то находилась под контролем группы Тихуана. Хотя Тихуанский картель всё ещё существует, из-за нескольких смертей, арестов, внутренних конфликтов и растущей мощи Синалоа, он сократился до небольшой группы разбросанных ячеек.

6. Новый Картель Хуареса («New” Juarez Cartel)

Картель Хуареса, располагающийся у границы Мексики и США, недалеко от Эль-Пасо (El Paso), штат Техас, в течение длительного времени был главным игроком в обороте кокаина в США. Картель Хуареса, также известный как «Организация Висенте Каррильо Фуэнтеса» (Vicente Carillo Fuentes Organization), получал еженедельно прибыль в размере 200 миллионов долларов до смерти Амадо Каррильо Фуэнтеса (Amado Carillo Fuentes) в 1997 году, которая ознаменовала собой начало упадка группы. В сентябре 2011 года мексиканская федеральная полиция (Mexican Federal Police) сообщила, что криминальный синдикат теперь носит название «Новый Картель Хуареса». У него есть вооружённый отряд, известный как Ла Линея (La Linea), уличная группировка, которая известна тем, что её представители обезглавливают врагов, оскверняют их тела и выбрасывают их в публичных местах, чтобы посеять панику и вселить в людей страх. Главным соперником Нового Картеля Хуареса является картель Синалоа, который по мнению многих на данный момент сохраняет контроль над большой частью оборота наркотиков в городе Хуарес. В 2012 году в перестрелках из-за разборок за территорию погибли 2 086 человек, по данным CNN их убийства в городе Сьюдад-Хуарес (Ciudad Juarez) до сих пор остаются нераскрытыми.

5. Картель «тамплиеров» (Knights Templar)

Наркокартели находятся в постоянной конфронтации, пытаясь доказать, кого следует бояться больше всего. Первая жертва картеля «тамплиеров» была повешена над путепроводом с запиской, в которой утверждалось, что человек был похитителем, что мгновенно дало им репутацию группы, настолько же жестокой как варварский синдикат. Картель получил свое название от тамплиеров Средневековья, которые защищали Иерусалим и в соответствии с книгой журналиста Иона Грилло (Ioan Grillo) под названием «Эль Нарко: Уголовное партизанское движение внутри Мексики» (El Narco: Inside Mexico’s Criminal Insurgency) картель тамплиеров утверждает, что является защитником штата Мичоакан (Michoacan).

Группа сформировалась в 2010 году после предполагаемой гибели Назарио Морено (Nazario Moreno), лидера картеля Ла Фамилия Мичоакана (La Familia Michoacana). Тамплиеры объявили о себе, продемонстрировав более 40 «наркомантелей» или баннеров наркокартелей, по всему штату, в которых говорилось: «Мы поддерживаем и защищаем порядок, предотвращаем грабежи, похищения людей, вымогательство, и стараемся уберечь штат от конкурирующей организации». По словам Иона Грилло (Ioan Grillo), этот героический незаконный, Робин Гудский подход к преступности и общине привёл к тому, что членов картеля тамплиеров теперь считают знаменитостями. Картель контролирует операции в Мичоакане (Michoacan), Морелосе (Morelos) и штате Мехико. Их последняя разборка была с картелем Нового поколения Халиско (Jalisco New Generation), который пытается получить контроль над Мичоаканом.

4. Картель Нового поколения Халиско, или Мата Зеты (Mata Zetas)

Картель Нового поколения Халиско был основан в 2009 году. Согласно новостному порталу «International Business Times», трое мужчин были найдены убитыми в заброшенном грузовике с запиской, которая гласила: «Мы новая группа Мата Зеты, мы против похищения людей и вымогательства и мы будем бороться с этим во всех штатах во имя более чистой Мексики». В 2010 году картель Нового поколения Халиско расширил свою риторику и объявил войну всем другим мексиканским картелям, заявив о своём намерении захватить Гвадалахару (Guadalajara). В настоящее время картель воюет с «Лос Сетас» (Los Zetas) за контроль над этим городом, а также за контроль над штатами Халиско и Веракрус (Veracruz).

В 2011 году Картель Нового поколения Халиско взял на себя ответственность за то, что было названо «Резнёй в Веракрусе» (Veracruz Massacre). Рядом с торговым центром на грунтовой дороге были обнаружены тридцать пять тел. Картель также взял на себя ответственность за 67 убийств на следующий день. В ответ на насилие и казни, правительство Мексики начало кампанию с участием армии под названием «Операция Безопасный Веракрус» (Operation Veracruz Seguro).

3. Картель Гольфо (Gulf Cartel)

Картель Гольфо, основанный в 1930 году контрабандистом Хуаном Непомунчено Гуэрра (Juan Nepomunceno Guerra), считается самой старой преступной организацией в Мексике. Согласно управлению по борьбе с наркотиками «картель Гольфо ответственен за транспортировку многотонных партий кокаина, метамфетамина, героина и марихуаны из Колумбии, Гватемалы, Панамы и Мексики в США». Организация также занимается отмыванием денег, взяточничеством, вымогательством, а также незаконным оборотом оружия.

После раскола с «Лос Сетас» (неясно, какой из двух картелей начал конфликт, который привёл к распаду), сила картеля Гольфо несколько ослабла. Он пережил потерю важных лидеров, а сама борьба привела к гибели нескольких человек и арестов в Мексике и США. Тем не менее, согласно новостному порталу «InterAmerican Security Watch», картель Гольфо по-прежнему сохраняет контроль над своими основными коридорами контрабанды в США.

2. «Лос Сетас» (Los Zetas)

По данным правительства США, «Лос-Сетас» является самым технологически продвинутым, сложным и опасным картелем, оперирующем в Мексике. В 1999 году спецназовцы из элитных сил мексиканской армии дезертировали, основали Лос Сетас и начали сотрудничать с картелем Гольфо. Название Лос Сетас происходит от тактического радиопозывного сигнала для командиров в мексиканской армии.

К 2010 году Лос Сетас откололись от картеля Гольфо и по словам Ральфа Рейеса (Ralph Reyes), начальником управления по борьбе с наркотиками в зоне Мексики и Центральной Америки, они «взяли на себя ведущую роль в осуществлении большинства убийств, связанных с наркотиками, обезглавливаний, похищений людей, а также вымогательств, которые происходят в Мексике». С момента резни Сан-Фернандо, в ходе которой погибли 193 человека вплоть до нападения с применением гранат в Морелии (Morelia) в 2008 году, в ходе которой погибли восемь человек и было ранено более 100 человек, Лос Сетас провели несколько резонансных нападений на гражданских лиц и членов других группировок. На сегодняшний день под контролем Лос-Сетас находятся 11 мексиканских штатов и они продолжают обучать новых наёмников посредством несколько кампаний.

1. Картель Синалоа (Sinaloa Cartel)

По данным разведки США, картель Сналоа, также известный как Тихоокеанский картель или «Guzman-Loera organization», является самым могущественным наркокартелем в мире. По словам Генерального прокурора США, картель Синалоа несёт ответственность за импорт более чем 200 тонн кокаина в США в период между 1990 и 2008 годами. Несмотря на то, что картель Синалоа оставил 14 отсечённых голов в коробках перед офисом мэра в городе Нуэво-Ларедо (Nuevo Laredo) в 2012 году, лидер картеля по имени Эль Чапо (El Chapo) предпочитал «подкуп вместо пули».

Вплоть до 2008 года картель Синалоа в основном ассоциировался с территориями в «Золотом Треугольнике» (Golden Triangle), которые включают в себя штаты Синалоа, Дуранго (Durango) и Чиуауа (Chihuahua). Тем не менее, в том году синдикат переместился в штат Сьюдад-Хуарес и начал кровную войну за территорию с местным картелем, возглавляемым Висенте Каррильо Фуэнтесом. В результате конфликта погибло 5 000 человек и, несмотря на то, что бывший президент Мексики Фелипе Кальдерон направил воска для подавления насилия, Хуарес стал самым опасным городом в мире. Под контролем картеля Синола находятся 17 мексиканских штатов.

Поддержи Бугага.ру и поделись этим постом с друзьями! Спасибо! 🙂

Картель Синалоа: мексиканский наркотрафик от США до Китая

Данный текст не является пропагандой наркотических средств, носит исключительно информационный характер.

Проект «Антитеррор» посвящен раскрытию истории террористических группировок и тех, кто за ними стоит. Как правило, террористы ассоциируются с Ближним Востоком и совершением насилия по политическим или религиозным мотивам.

Однако в настоящий момент существует ряд криминальных организаций, использующих насилие и устрашение в тех же (если не больших) масштабах и не преследующих при этом цели изменить государственный строй или истребить «неверных». В рядах этих структур отряды хорошо вооруженных наемных убийц — они устраивают теракты, шантажируют политиков, торгуют людьми, оружием и наркотиками, но делают это исключительно с одной целью — ради финансовой прибыли.

В число таких как раз и входят наркокартели — организованные преступные группировки, занимающиеся нелегальной торговлей наркотиками в качестве основной сферы своей деятельности. Это не просто один умный наркобарон, которому подчиняются несколько дилеров в темных толстовках. Картелем считается союз нескольких глав отдельных наркорынков, заключенный с целью совместной координации производства и помощи в распространении товара. Если союз прекращает свое существование, то организации перестают считаться картелем, хотя привычка причислять к ним любую банду, толкающую травку в подворотнях, все еще витает во вполне уважаемых журналистских кругах.

Вместе с тем опасность деятельности наркокартелей, наладивших непрерывные каналы доставки наркотических веществ между континентами, начала вызывать панику у мирового сообщества уже не только по причине вреда, приносимого наркотиками. Наркокартели в настоящий момент разрослись до уровня транснациональных корпораций и добавили к своей деятельности торговлю оружием и боеприпасами, заказные убийства, вымогательства, похищения, а также организацию и спонсирование терактов и вооруженных конфликтов.

Бытует кулуарное мнение, что доходы от деятельности наркокартелей составляют 2/3 экономики той же Мексики и еще ряда стран Латинской Америки и Карибского бассейна. По ошибке широкая общественность воспринимает картели как сугубо региональную внутреннюю проблему Латинской Америки и стран Карибского бассейна, но на самом деле — эта проблема гораздо масштабнее.

Telegram-канал «Секс, картели, Фрида Кало» в рамках организованного Федеральным агентством новостей проекта «Антитеррор» развеивает эту иллюзию: рассказывает историю наиболее ярких представителей современного латиноамериканского наркобизнеса и прогнозирует, во что может вылиться борьба с ними на примере самого могущественного на сегодняшний день картеля Синалоа, также известного как Guzman-Loera Organization и Тихоокеанский картель. По данным разведывательного управления США, преступная организация обладает самым большим наркооборотом в мире — свыше 10 миллиардов долларов в год (и это не считая личное состояние руководства организации — как публичного, так и реального).

Картель Синалоа был создан в конце 1980-х годов после краха знаменитого картеля Гвадалахары, организованного Мигелем Анхелем Феликсом Гальярдо.

Во главе организации встал Хоакин Лоэра Гусман (он же Эль Чапо или Коротышка). В свое время Гальярдо задался целью создать самую крупную сеть по сбыту марихуаны в Мексике и выйти из-под начала кокаиновых колумбийских баронов. У него получилось объединить самые крупные мексиканские рынки и наладить производство марихуаны и кокаина на территории Мексики, но амбициозным планам помешал арест. Картель Гвадалахары раскололся на три отдельных криминальных структуры – картель Хуареса, Тихуанский картель и картель Синалоа. Последний заполучил самые обширные территории под плантации и контроль за мексико-американской границей.

На сегодняшний день, в картеле состоят как минимум 150 тысяч человек — это те, кто вполне отдает себе отчет в том, на кого работает, и непосредственно связан с производством и сбытом наркотиков, осуществлением незаконных банковских операций, продажей оружия, убийствами и похищениями. Но как выяснилось во время налета федеральных американских агентов на центры, организованные Синалоа в Аризоне, многие дилеры понятия не имели о том, кто поставляет товар для продажи. Сложно даже представить, сколько сотрудников работает в компаниях, занимающихся вполне легальным бизнесом, но имеющим средства от продажи наркотиков Синалоа в своем уставном капитале.

В мировом масштабе картель стал известен после того, как бандформирования наркосиндиката открыто выступили против правительственных войск Мексики. Боевики Синалоа взяли в осаду город Кулиакан и добились освобождения захваченного полицией сына Эль Чапо Овидио Гусмана Лопеса. Перестрелки между боевиками и военнослужащими были прекращены только после личного приказа президента Мексики Андреса Обрадора отпустить задержанного, чтобы избежать жертв среди мирного населения.

Так картель продемонстрировал свое превосходство и показал, что может диктовать условия мексиканскому правительству. Одновременно это явилось и посланием картелям-конкурентам. Синалоа сохранил контроль за 16 штатами Мексики и основными каналами поставки наркотиков из Колумбии, Венесуэлы, Перу и Гватемалы.

Второй после бен Ладена

Картель Синалоа отвечает за большую часть поставок наркотиков в США через «филиалы» в минимум 11 американских штатах. Поэтому не вызывает никакого удивления, что после ликвидации лидера запрещенной террористической организации «Аль-Каида» 1 Усамы бен Ладена США объявили главу картеля Синалоа Хоакина Лоэра Гусмана, также известного как Эль Чапо, самым опасным преступником в мире.

Награда за поимку главы Синалоа составляла семь миллионов долларов: это была самая крупная в истории борьбы с международной наркоторговлей сумма, пока Вашингтон не назначил 15 миллионов за информацию, которая могла бы привести к аресту венесуэльского президента Николаса Мадуро (который, по слухам, тоже может быть связан с мексиканским наркотрафиком).

Политики разного уровня неоднократно обвинялись в связях с организацией Эль Чапо. Не так давно вице-президент Колумбии Марта Люсия Рамирес получила на свой счет банковский перевод от одного наркобарона, который сотрудничает с Синалоа, что спровоцировало гневную кампанию в СМИ.

До этого в получении многомиллионных взяток от картеля обвинялись бывшие президенты Мексики Энрике Пенья Ньето и Фелипе Кальдерон. Адвокаты Эль Чапо заявили об их роли в деятельности наркосиндиката во время суда над Гусманом. Впрочем, если вспомнить, что при Ньето Коротышку дважды арестовывали, а при Кальдероне наркокартелям и вовсе была объявлена война, то стоит ли удивляться такой «пакости» напоследок.

На чем сидит Синалоа

В настоящий момент центром влияния картеля является город Кулиакан в штате Синалоа, однако стратегическими центрами организации выступают три штата, известные как «Золотой треугольник»: Синалоа, Дуранго, Чихуахуа. Место выбрано не случайно, именно здесь находятся большинство посевных полей, на которых выращивают марихуану и опиумный мак. Тут же развернуто производство метамфетамина, кокаина, героина и фентанила, вошедшего в моду в последние годы. «Фермеры» и «повара» необязательно являются мексиканцами — их зачастую вербуют из числа беженцев из Гватемалы и Венесуэлы. Отдельно ценятся специалисты из Колумбии, особенно те, кто уже успел поработать в лабораториях колумбийских «коллег» и знают все нужные рецепты.

Прекурсоры для изготовления фентанила и мета, по отдельным сведениям, доставляют из Китая и Германии, а главными потребителями такого товара являются США и Бразилия (в последние годы). Нельзя сбрасывать со счетов и поставки, которые через Колумбию направляются в Эквадор, а там через порт Гуаякиль — в Европу. Парадоксом в данном случае является то, что каждый дилер был информирован о запрете на продажу фентанила на территории штата Синалоа и подконтрольных картелю территориях. Непослушные получали пулю между глаз.

Изначально картель Синалоа получал 60% своей прибыли с продажи мексиканской марихуаны, а кокаин и героин покупал в Колумбии у картелей Кали и Медельина. Однако с тех пор как Пабло Эскобар и его команда отправились в тюрьму, мексиканцы развернули производство у себя. Покупать кокаин у Кали и платить две тысячи долларов за килограмм было очень выгодно, но это несло определенные риски: организация логистики из Колумбии, расходы на взятки и отсутствие гарантии стопроцентной доставки.

В итоге было принято решение закупать лишь отдельные ингредиенты и самостоятельно изготавливать из них партию наркотика, стоимость которого составляла уже пять тысяч долларов (тогда как в США партия поставлялась уже с десятикратной наценкой, а в ту же Австралию — с двадцатикратной). На месте «грамотный» дилер мог заработать свыше четырехсот тысяч долларов, распродавая партию по миллиграммам.

Это не значит, что поставки готового товара из Колумбии прекратились: мексиканцы продолжают получать крупные партии и перенаправляют их в США. Однако после серьезного ослабления колумбийских картелей, в руки Синалоа попала часть сырьевых участков в Колумбии, Бразилии, Гватемале, Венесуэле и в Перу, ранее принадлежащая Кали.

Подземные туннели

Усилению влияния Синалоа способствовал также вовремя перехваченный контроль над большинством блокпостов на границе Мексики и Соединенных Штатов Америки, а также придуманная Эль Чапо сеть подземных туннелей. Кроме того, преступники использовали свыше 4700 секретных взлетно-посадочных полос на территории мексиканских штатов, расположенных вдоль границы с США.

Бытует версия, что наркобарон Эль Чапо вдохновился личным зоопарком Пабло Эскобара: тот держал на своей вилле крокодилов, парочку антилоп, тропических птиц, а также леопардов. Ходили слухи, что леопарды предназначались не только для ублажения глаз наркобарона, но и для избавления от провинившихся подчиненных и прислуги. Сложно сказать, правда это или нет, но Эль Чапо был настроен сделать все как у «приличных людей» и даже нанял личного архитектора, который впоследствии строил туннели не только для личных забав Гусмана, но и «на благо коллектива».

Часть подземных лабиринтов осталась еще со времен «сухого закона» и использовалась торговцами алкоголем, и ее решили использовать под другие нужды. В 1989 году картель Синалоа организовал первый туннель для контрабанды наркотиков в городе Агуа Приета (штат Сонора, Мексика), ведущий в аризонский Дуглас через американскую границу. Но это было лишь начало: в 1993 году мексиканские федеральные агенты обнаружили туннель между Тихуаной и Сан-Диего длиной почти в полкилометра.

От торговли оружием до бочек с кислотой

Соседство с Америкой открыло возможность для ведения еще одного, не менее прибыльного бизнеса — торговли оружием. Как правило, Синалоа вербовал так называемых «соломенных людей» — американцев латиноамериканского происхождения. Чаще всего матерей-одиночек, без судимостей и с водительским правами. Задачей «соломенного человека» было купить оружие и передать одному из соколов, который позже переправит партию через границу.

Позже, с ростом популярности героина, «соломенные люди» начнут перевозить в желудке капсулы с порошком через границу. Матерей-одиночек на этом этапе сменили молодые люди от 17 до 30 лет, умевшие невозмутимо проходить таможенный досмотр и способные обойтись без еды на протяжении часов тридцати пяти. Каждому назначался персональный куратор, в чьи обязанности входила слежка за живой «посылкой». А если какой-нибудь «посылке» приходила в голову идея выпить газировки, спровоцировав растворение оболочки капсул в желудке, куратор заботливо разрезал живот и забирал ценный груз.

Синалоа также первым начал использовать все технические возможности для контрабанды наркотиков: например, приспособил дроны для доставки кокаина. Автономность и способность обходиться без вмешательства лишних людей были картелю на руку. Правда, предварительно приходилось вербовать или похищать инженеров и программистов.

Помимо дронов, самолетов, подводных лодок, автомобилей, автобусов и железнодорожных вагонов, Синалоа использовал пневматические пушки. В декабре 2012 года пограничная служба США обнаружила в пустыне на границе с Мексикой несколько бочек марихуаны. Как оказалось впоследствии, эту партию как раз переправили с помощью пушек, которые могли стрелять на расстоянии до пятисот метров.

Разумеется, Синалоа также «прославился» своей военной «силой» и показательными казнями. В кровожадности он уступает товарищам из картелей Лос Сетас и Хуареса, но в период нарковойн Эль Чапо проявил необходимые жесткость и жестокость. После того, как враждебный картель Лос Сетас убил Сулему Эрнандес, любовницу Эль Чапо, и подкинул тело с вырезанным «Z» в багажник его личной машины, картель Синалоа оставил на территории Лос Сетас расчлененные тела группы боевиков, написав послание на стене рядом с трупами. Члены Лос Сетас были названы «кучкой пьяниц и мойщиков машин, которые забыли свое место». Под посланием красовалась элегантная подпись: «С уважением, Эль Чапо».

Если не считать эпизодов общения с Лос Сетас, которые даже по меркам картелей считаются психопатами и садистами, фирменным стилем Синалоа является расстрел с последующим растворением тела в бочке с кислотой.

Лидеры

Первоначально во главе свежеиспеченного картеля Синалоа оказался Гектор Луис Пальма Салазар (он же Эль Гуэро). Сам Хоакин Лоера Гусман попал под арест в 1993 году в Гватемале, откуда был экстрадирован в Мексику, где просидел в тюрьме до 2001 года за убийство и контрабанду наркотиков. Гусман подкупил охранников и смог сбежать, кинематографично спрятавшись в тележке с грязной одеждой.

Именно с момента побега Эль Чапо и восстановления его личного контроля за деятельностью картеля началось усиление влияния Синалоа в криминальном мире.

Эль Чапо стал главой одной из самых опасных преступных организаций мира не только из-за хорошо работающих мозгов и организаторских талантов. Еще в бытность «лейтенантом» в картеле Гвадалахары он контролировал доставку товара и все вопросы своевременности и качества поставок решал пулей в лоб. Каралось все: упаковка кокаина, весившая чуть меньше, чем остальные, хамство, нерасторопность, пробки на дорогах. Став главой собственного картеля, Гусман не отступился от правила жесткого контроля поставок и чуть меньше, чем за десять лет перенаправил из Мексики в США свыше двухсот тонн кокаина.

Но вряд ли бы Эль Чапо справился без своих ближайших помощников — Исмаэля Самбады Гарсиа и Хуана Хосе Эспаррагосы Морено. Нельзя также не отметить Полковника Начо — «метамфетаминового короля» Игнасио Коронеля Вийяреаля, убитого в перестрелке с правительственными войсками в июле 2010 года. Корнель отвечал за перемещение кокаина через рыболовные суда из Колумбии в Мексику и производство мета.

Клан Коронель не прекратил свое сотрудничество с Синалоа после гибели Игнасио: очень скоро в дело вступил брат Полковника Начо — Инес Коронель Баррерас. Инес взял под контроль все операции в Дуранго и Соноре, координировал деятельность всех фермеров на плантациях марихуаны и перенаправлял ее через американскую границу прямо в штат Аризона. Инес является также отцом четвертой жены Эль Чапо Эммы Коронель. В настоящий момент находится в заключении в тюрьме строгого режима в Эрмосильо.

Кто сейчас руководит наркоимперией?

По мнению специалистов из Управления по борьбе с наркотиками США, в настоящий момент истинным лидером Синалоа является Исмаэль Самбада Гарсиа.

Однако расценивать такие утверждения всерьез не представляется возможным. Сын Самбады Винсенте признался в сотрудничестве с Синалоа во время своего ареста в Чикаго и пошел на сделку со следствием. Во время суда Винсенте Самбада выступил как информатор Управления по борьбе с наркотиками США и сообщил о ключевой роли Эль Чапо и собственного отца в деятельности картеля, получив в обмен 15 лет в тюрьме и защиту жены и детей от возможной мести наркобаронов. К слову, женой Винсенте Самбады является одна из дочерей самого Эль Чапо.

Не исключен вариант, что Винсенте сдал только видимых лидеров наркосиндиката, действуя в рамках заранее разработанного плана: Хоакин Лера Гусман иногда поручал подчиненным сливать полиции часть правдивой информации о картеле. Однако в настоящий момент репутация семьи Самбада в глазах картеля подорвана и не заслуживает прежнего доверия.

Таким образом, наиболее логичным представляется вариант, что официально руководство перешло к сыновьям Гусмана. В силу того, что одной из особенностей картеля Синалоа является передача власти по праву кровного родства, а также заключение династических браков — едва ли кто-то захочет оспорить данное решение.

Вместе с тем, нельзя исключать и вариант, что семья Хоакина Лоэры Гусмана является только символом власти в картеле и позволяет не светиться другим персонажам, среди которых могут быть как члены советов директоров крупных легальных корпораций, так и главы государств с членами международных организаций.

Настоящие и бывшие союзники

Сотрудничество между наркокартелями — не та вещь, про которую можно сказать «надежно» и «долговременно». Вместе с тем, с 2010 года самые крупные синдикаты объединились в два больших союза. Первый объединяет картель Хуареса, Тихуанский картель и картель братьев Бельтран Лейва. Синалоа объединился с картелем Гольфо, картелем нового поколения Халиско, картелем Тамплиеров. Более мелкие группировки, такие как картели Соноры, Колима, Миленио и дель Сентро вошли в состав Синалоа.

В свое время Синалоа сотрудничал со всеми картелями на территории Мексики. Обзаведясь связями в полицейских управлениях каждого штата, а также в мексиканском правительстве, картель Синалоа щедро раздавал взятки, по возможности не допуская кровопролития и поддерживая легальный бизнес в Мексике. Взамен картель избегал внимания правоохранительных органов, которые переключились на конкурентов Синалоа.

Когда на горизонте появились мясники из картеля Лос Сетас, вырезающие целые поселки и выкладывающие на YouTube видеоролики с расправами над заложниками, журналистами и конкурентами, мексиканское правительство решило выбрать из двух зол меньшее. Картель Синалоа получил карт-бланш на истребление противника и неприкосновенность при ведении бизнеса.

Правда, из-за этого и произошла ссора с картелем братьев Бельтран Лейва, благодаря которому Синалоа в свое время создал собственную шпионскую сеть с агентами в мэриях, полицейских участках и судах штата Синалоа, а также в мексиканском подразделении Интерпола. Во время крупномасштабной операции по борьбе с контрабандой наркотиков, организованной федеральной полицией Мексики, был схвачен глава картеля Альфредо Бельтран Лейва. По мнению других членов картеля, Эль Чапо был в курсе планов полиции и пожертвовал Альфредо, чтобы ослабить возможных конкурентов. В качестве мести братья Бельтран Лейва наняли киллера, который застрелил одного из сыновей Гусмана. Союз был разрушен.

Международные связи

По данным офиса Генеральной прокуратуры США в штате Флорида, у картеля Синалоа были связи с мексиканскими, итальянскими, русскими и китайскими мафиозными структурами Нью-Йорка, благодаря которым товар поступал в Канаду, а также с сетью курьеров, обеспечивающих доставку как минимум в 41 страну.

Полицейская служба Европейского союза также отметила возросший уровень международного взаимодействия между криминальными сообществами, крупнейшим из которых является Синалоа. Европол сообщил, что наркокартели чаще заключают прямые договоренности с производителями, перевозчиками и крупными покупателями, формируя маршрут от Мексики до Африки, из которой наркотики попадают в Европу.

По этому же маршруту картели получают партии оружия и боеприпасов от коллег из Юго-Восточной Европы. В Европоле добавили, что не хотели бы повторения мексиканских разборок на территории Евросоюза.

К слову, в самой Мексике количество погибших от действий криминальных структур стабильно растет каждый год.

Положение картеля после ареста лидера

Несмотря на третий и, видимо, окончательный арест Эль Чапо (хотя в его случае лучше не зарекаться), картель процветает как никогда. Несмотря на слова мексиканского президента Андреса Обрадора о том, что война с картелями окончена и теперь «можно сосредоточиться на решении социальных вопросов», арест даже нескольких лидеров картеля не ослабил позиций Синалоа в стране.

По мнению Майка Виджила, бывшего главы отдела международных операций в Управлении по борьбе с наркотиками США, структура картеля Синалоа настолько исключительна, что у Эль Чапо даже нет нужды управлять ею по смартфону из тюрьмы, как делали его предшественники. Картель прекрасно работает без его участия и не исчезнет, даже если арестовать всю правящую верхушку. Состояние, накопленное за годы наркоторговли, успешно инвестируется в легальный бизнес и имущество многочисленных родственников наркобаронов.

Картель Лос Сетас не оставил притязаний на территории Синалоа, но безрезультатно. К тому же, на горизонте замаячил враг посерьезнее.

Новые террористы

В апреле 2020 г. президент США Дональд Трамп объявил о начале масштабной операции по борьбе с наркотрафиком в Западном полушарии. Южное командование Вооруженных сил США в сотрудничестве с 22 странами планирует пресечь перевозку наркотиков по морю, в связи с чем со стороны Штатов в регион направлены авиация, силы береговой охраны и военные корабли.

Администрация США также заявила, что на сегодняшний день у них три врага, с которыми приходится вести войну одновременно: коронавирус, террористы, а также наркокартели.

Деятельность наркокартелей (в частности, Синалоа) привлекла внимание Трампа еще в 2019 году, когда на границе мексиканских штатов Чихуахуа и Сонора во время одной из перестрелок между Синалоа и картелем Хуареса были убиты три женщины и шесть малолетних детей из местной мормонской общины. Еще восемь детей получили ранения, но ухитрились выжить. У всех жертв было американское гражданство. После этого убийства Трамп опубликовал в своем Twitter призыв к Мексике вступить в войну с картелями и стереть их с лица Земли. Он добавил, что ждет звонка от Обрадора по этому поводу.

Уже через двадцать дней Трамп сообщил, что, по его мнению, Мексика не в состоянии справиться с наркокартелями самостоятельно. Затем он предложил Обрадору позволить американским войскам войти на территорию Мексики и «провести зачистку». Предложение было отклонено.

В декабре 2019 года американский президент сообщил, что администрация США провела необходимую работу: теперь появилось возможность признать наркокартели Мексики террористическими организациями и применить к ним соответствующие меры. США готовы приступить к этому правому делу в любой момент, но «по просьбе человека, который им нравится и которого они уважают» временно отложили этот процесс.

Вероятно, в качестве уважаемого человека выступил мексиканский президент.

Чем это грозит Мексике

Вместе с тем, признание наркокартелей террористическими организациями вряд ли решит проблему наркоторговли в регионе. А вот дать повод для угроз в адрес официального Мехико может вполне.

Иностранная организация или физическое лицо, угрожающие американской безопасности, определяется законодательством США как террористическое и может стать объектом специальных санкций. Признав мексиканские наркокартели террористическими организациями, США смогут наложить запреты и санкции на все мексиканские банковские счета и все подозрительное имущество, что гораздо сильнее ударит по самой Мексике, чем по наркокартелям, продумавшим возможную блокировку счетов наперед.

Министр иностранных дел Мексики Марсело Эбрард уже расценил заявление Вашингтона как угрозу национальному суверенитету и заявил, что «не потерпит вмешательства в дела своей страны» и, в случае чего, будет действовать решительно.

Позиция наркокартелей по данному вопросу пока неизвестна и сложно предполагать, каким образом те же Синалоа смогут ответить на зачистку со стороны США (конечно, если они не являются всего лишь предлогом явиться поговорить о демократии на территории Мехико).

Будущее картеля

Между тем, на фоне всемирной пандемии COVID-19 большая часть рабочего населения планеты переходит на удаленную работу в Интернет — а Даркнет привлекает все больше новых пользователей. Продажа наркотиков в Даркнете позволяет покупателю и продавцу избавиться от целой толпы посредников и, не зная ничего о личностях друг друга, превосходно сбывать товар. Предположим, что сейчас присутствуют определенные сложности с поставками ряда сильнодействующих веществ, необходимых для изготовления синтетических наркотиков, в связи с чем цены на прекурсор фентанила выросли почти на 400%.

В свое время картели Гвадалахары и Синалоа стали первопроходцами, впервые отказавшимися от большей части колумбийского кокаина и начавшими самостоятельное производство: они предугадали блокировку США карибского канала поставки, проведенного еще в 80-х (что лишний раз свидетельствует об «эффективности» борьбы США с наркотиками и наличии путей обхода вопроса). Синалоа одним из первых начал раздавать мексиканцами гуманитарную помощь, маски и антисептики в коробках с портретом Эль Чапо, дав понять, что благодарить за помощь в час нужды мексиканские граждане должны вовсе не государство.

Картель уже обеспечивает себя будущими работниками, которые в случае увольнения из разорившихся компаний с заблокированными США счетами, вполне могут снова прийти за помощью к Синалоа, который вряд ли бы считался таким могущественным, если бы хранил все средства в мексиканских банках. А от возможной зачистки со стороны США если кто и пострадает, то не Синалоа, а Мексика и ее дряхлая экономика.

Синалоа, конечно, потеряет часть дохода из-за блокировки поставок из Венесуэлы, в связи со спецоперацией США, и из-за активизации правительственных войск в штате Сулиа на границе с Колумбией. Но беря во внимание тот факт, что Синалоа заранее озаботился приобретением плантаций коки в Перу и Эквадоре, а также ферм в Бразилии, где живет бесплатная рабочая сила в виде рабов, до которых в этот важный исторический момент борьбы с коронавирусом никому нет абсолютно никакого дела, картель переживет «историческую операцию» без особого урона.


источники:

http://bugaga.ru/interesting/1146746258-top-7-samyh-smertonosnyh-narkokarteley-meksiki.html

http://riafan.ru/1272094-kartel-sinaloa-meksikanskii-narkotrafik-ot-ssha-do-kitaya